Hemorrhagic fever with renal syndrome, new questions for the study



Cite item

Abstract

In the work there are presented results of morbidity of Hemorrhagic fever with renal syndrome (HFRS) in the population of the Ulyanovsk region for 2003-2013 with the use of the epidemiological method on the establishment of a causal relationship to the number and infection rate of mouse-like rodents. The presented material shows that in besides well-known classical criteria exerting the influence on the epidemic process in HFRS there are others, in particular, an increasingly growing role of anthropogenic factors which are to subjected to the closer study in the system of epidemiological surveillance of the given infection. Observed by ourselves results, taking into account the number of mouse-like rodents and their infection rate with Hantavirus did not admit unambiguously for the last 11 years as determining in the development of the epidemic process of HFRS in the Ulyanovsk Region.

Full Text

Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом (ГЛПС) - вирусный нетрансмиссивный зооноз, широко распространенный в Евразии, а в России занимающий первое место по заболеваемости среди всей группы регистрируемых в настоящее время природноочаговых инфекций. По данным Федеральной службы Роспотребнадзора, в XXI веке уже зарегистрировано более 96 тыс. случаев ГЛПС в 7 из 8 федеральных округов, включая около 2,5 тыс. детей в возрасте до 14 лет. У более 430 больных тяжелое клиническое течение болезни закончилось летальным исходом. Почти 90% всех зарегистрированных в РФ случаев заражения ГЛПС приходится на Приволжский федеральный округ. Относительный показатель заболеваемости в 11 из 15 субъектов округа превышает в среднем 10 на 100 тыс. населения. Особенно высокие показатели отмечены в Республике Башкортостан (54,7) и Удмуртской Республике (54.1) , а также в Республике Марий Эл (26,4), Оренбургской области (22,8), Республике Татарстан (20,0), Ульяновской области (19,0), Пензенской области (16,4), Республике Мордовия (15,6), Самарской области (12,4) Чувашской Республике (12.1) и Пермской области (10,6). Именно в этих республиках и областях на территории активнейших природных очагов расположены крупные населенные пункты, что многократно увеличивает риск заражения людей. На экосистемном уровне социально-гигиенического (эпидемиологического) надзора за данной инфекцией социально-экономические потери усугубляются еще и тем, что из числа заболевших ГЛПС в разные годы более 2/3 больных составляют мужчины в наиболее активном трудоспособном возрасте (от 20 до 50 лет). Несмотря на давность изучения ГЛПС, до настоящего времени профилактические и противоэпидемические мероприятия построены исключительно на истреблении грызунов, главным из которых является дератизация. Специфическая профилактика (иммунизация) применяется исключительно в Азиатском регионе (Китай, Северная и Южная Корея). В настоящее время наблюдается изменение границ ареала распространения хантавирусной инфекции, также изменяется и социальная структура заболеваемости [2]. Если в 80-90-е годы прошлого века среди больных преобладали жители сельской местности, то сегодня на их долю приходится менее половины случаев заболеваний (36,2% в 2011 г.), тогда как доля городского населения, заболевшего во время пребывания на дачных участках и в местах рекреации, в последние годы составляет более 60% случаев [3]. Не вызывает сомнения, что принципиальные различия в проявлении очагов ГЛПС разных типов обусловлены особенностями биологии и динамики популяций резервуарных хозяев - рыжей полевки и полевой мыши. Связь эпизоотического и эпидемического процессов с видовыми и популяционными характеристиками теплокровных хозяев при отсутствии промежуточного звена (членистоногих переносчиков) и благодаря вирусной природе и воздушно-пылевому пути передачи хантавирусной инфекции, а также ви- доспецифичности возбудителей оказывается особенно тесной. Биология грызунов-носителей определяет, в частности, характер контактов с ними населения на очаговой территории. Рыжая полевка - весьма специализированный лесной грызун, редко встречающийся за пределами лесных биотопов и мало склонный к синантропиз- му. Поэтому в очагах ГЛПС-ПУУ (Пуумала) люди соприкасаются с вирусоносителями, как правило, в их естественных местообитаниях, включая дачные участки вблизи леса. Таким образом, в этом случае люди сами внедряются на территорию природных очагов. Чаще всего это городские жители, которые контактируют с инфекцией в основном в теплое время года, а пик заболеваемости совпадает с сезонным подъемом численности грызунов. В годы массового размножения полевок в сочетании с оттепелями и другими аномальными явлениями зверьки в зимнее время мигрируют к населенным пунктам, что создает дополнительные условия для заражений людей. Однако, как правило, такой «зимний хвост» бывает лишь продолжением летне-осенней вспышки и для очагов ГЛПС-ПУУ не типичен [4]. Для планирования, организации и проведения профилактических и противоэпидемических мероприятий, особенно в период жесткой экономии финансовых средств, необходимо наличие объективной оценки эпизоотологического состояния природных очагов ГЛПС в предэпидемический период (время для планирования и предупредительного проведения профилактических мероприятий, направленных на мышевидных грызунов). При воздушно-пылевом и алиментарном путях передачи возбудителя ГЛПС заболеваемость напрямую зависит от численности источников хантавирусов, а эпидемическая ситуация при ГЛПС определяется интенсивностью эпизоотического процесса среди грызунов [1]. За 2003-2013 гг. антиген хантавирусов ГЛПС в Ульяновской области был обнаружен у 337 грызунов. Структура видового состава представлена в табл. 1. В науке накоплен большой фактический материал, свидетельствующий о том, что основными хозяевами хантавирусов являются не только представители отряда грызунов (Rodentia), как считалось до недавнего времени, но и представители отряда насекомоядных (Insectivorae) [5-7]. По представленному (см. табл. 1) полевому материалу в Ульяновской области на долю рыжей полевки, полевой и желтогорлой мыши (только они представляют эпидемиологическую значимость при ГЛПС), а также насекомоядных землероек (как потенциальных носителей хантавирусов) приходится 74,5% обнаружения антигена хантавирусов. Из табл. 2 видно, что высокие результаты (превышение или на уровне среднеобластного показателя) обнаружения антигена хантавирусов ГЛПС в 2006, 2007, 2010, 2011 и 2013 гг. совпали с высокими уровнями заболеваемости населения ГЛПС только однажды, в 2006 г. При этом показатель ин- фицированности грызунов в 2006 г. был практически на уровне среднемноголетнего. В то же время в остальные годы с наиболее высокими показателями инфицированности грызунов этого не наблюдалось. На наш взгляд, даже при наличии всех благоприятных для рыжей полевки факторов не менее важным, а на наш взгляд, определяющим является антропогенный фактор - связь человека по разным видам деятельности с природными биотопами ГЛПС. От- Таблица 1 Структура грызунов в Ульяновской области с обнаружением антигена ГЛПС Вид грызунов Итого В том числе выявлно % с обнаружением антигена ГЛПС весной осенью Рыжая полевка 223 90 133 66,2 Обыкновенная полевка 42 12 30 12,5 Лесная мышь 38 7 31 11,3 Желтогорлая мышь 19 0 19 5,6 Полевая мышь 9 4 5 2,7 Землеройка 3 2 1 0,9 Домовая мышь 2 0 2 0,6 Соня лесная 0 0 Белозубка 1 0 1 0,2 В с е г о ... 337 115 222 100 Таблица 2 Сравнительные данные обнаружения антигена хантавирусов ГЛПС у грызунов и заболеваемости населения Ульяновской области ГЛПС (2003-2013 гг.) Год Исследовано грызунов на антиген хантавирусов ГЛПС Обнаружено антигенов хантавирусов ГЛПС Доля, % Заболевае- мость(на 100 тыс.) 2003 512 24 4,7 308/21,6 2004 237 18 7,6 267/19,6 2005 438 15 3,4 217/16,1 2006 563 31 5,5 233/17,25 2007 801 32 4,0 169/12,6 2008 564 29 5,14 248/18,76 2009 846 30 3,55 230/17,53 2010 736 60 8,2 116/8,89 2011 611 55 9,0 113/8,7 2012 623 12 1,9 254/19,69 2013 636 31 4,9 135/10,59 Всего/ 6567/597,0 337/30,6 5,13 171,6/15,6 (среднемноголетний показатель)... сутствие выходов человека на природу (сбор грибов, ягод, рыбалка, отдых с проживанием - как организованный, так и неорганизованный, и др.) не создает необходимых условий для реализации воздушно-капельного (пылевого) и алиментарного путей заражения. В то же время в последние 20 лет природа сама приблизилась к человеку - сохранение и развитие населением садово-огороднической деятельности (учитывая складывающуюся сложную политическую ситуацию в мире, следует ожидать с весны 2015 г. ее оживление), развитие частного индивидуального строительства и дачных поселков на территории природных очагов различных инфекций, включая ГЛПС, при нередкой захламленности этих территорий и наличии пищевых отходов привлекает сюда многочисленных грызунов. Конечно, антропогенный фактор не так значим по сравнению с биотическим и абиотическим (так как не всем грызунам присуще явление сожительства рядом с человеком), но им не следует пренебрегать при совокупной оценке степени риска очага ГЛПС. Представленный материал указывает на необходимость внесения корректив в проводимый эпидемиологический надзор за ГЛПС, учитывая возрастающее влияние антропогенного фактора на характер регистрации заболеваемости. Наблюдаемые нами результаты, учитывающие численность мышевидных грызунов и инфицированность их хантавирусами, не позволяют однозначно признать их в последние 11 лет определяющими факторами в развитии эпидемического процесса ГЛПС на территории Ульяновской области. Отсюда и качество выдаваемых прогнозов, которые не всегда оправдываются. Только при условии максимального использования (с учетом имеющихся возможностей) совокупности известных (как давно действующих, так и появившихся недавно, но несущих высокую информационную значимость) многочисленных и разнообразных факторов можно будет с высокой степенью достоверности прогнозировать эпидемиологическую ситуацию по ГЛПС.
×

About the authors

A. A Nafeev

Center for Hygiene and Epidemiology in the Ulyanovsk region

Email: nafeev@mail.ru
5, Pushkareva str., Ulyanovsk, Russian Federation, 432005

E. I Sibaeva

Center for Hygiene and Epidemiology in the Ulyanovsk region

Email: nva@MV.ru
5, Pushkareva str., Ulyanovsk, Russian Federation, 432005

A. N Khaysarova

Center for Hygiene and Epidemiology in the Ulyanovsk region

Email: nva@MV.ru
5, Pushkareva str., Ulyanovsk, Russian Federation, 432005

References

  1. Рябов С.В., Попов Н.В. Оценка эпизоотической активности природных очагов геморрагической лихорадки с почечным синдромом и прогноз заболеваемости. Медицинский алфавит. Эпидемиология и гигиена. 2012; 3: 9-14.
  2. Онищенко Г.Г. Некоторые итоги деятельности государственной санитарно-эпидемиологической службы РФ в 2000 году и неотложные задачи 2000 года. Гигиена и санитария. 2001; 2: 3-8.
  3. Ткаченко Е.А. Хантавирусы и хантавирусные инфекции. В кн.: Материалы расширенного Пленума проблемной комиссии «Арбовирусы» и научно-практической конференции «Арбовирусы и арбовирусные инфекции» (17-20 октября 2006 г., Астрахань). Тула: Гриф и К; 2007; 24-9.
  4. Ткаченко Е.А., Дзагурова Т.К., Бернштейн А.Д. и др. Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом в России - проблема XXI века. Вестник Российской академии естественных наук. 2012; 1: 48-54.
  5. Kim G., Lee Y., Park C. A new natural reservoir of hantavirus: isolation of hantavirus from lung tissues of bats. Arch. Virol. 1994; 134: 85-95.
  6. Yashina L.N., Abramov S.A., Gutorov V.V., Dupal T.A., Krivopalov A.V., Panov V.V. et al. Seewis virus: Phylogeography of a Shrew-Borne hantavirus in Siberia. Vector Borne Zoonot. Dis. 2010; 10 (6): 585-9.
  7. Kang H.J., Arai S., Hope A.G., Cook J.A., Yanagihara R. Novel hantavirus in the flat-skulled shrew (Sorex roboratus). Vector Borne Zoonot. Dis. 2010; 10 (6): 593-7.

Copyright (c) 2015 Eco-vector



Свидетельство о регистрации СМИ № 014448 от 08.02.1996 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). 
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 80652 от 15.03.2021 г. выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies