Malignant course of invasive pulmonary aspergillosis in the new coronavirus infection COVID-19



Cite item

Full Text

Open Access Open Access
Restricted Access Access granted
Restricted Access Subscription or Fee Access

Abstract

During the COVID-19 pandemic, the registration of respiratory fungal pathology, especially pulmonary aspergillosis, has increased significantly. We present a histopathologically confirmed case of fatal invasive pulmonary aspergillosis (IPA) complicating COVID-19. A 65-year-old patient with long-term diabetes backgrounded with a severe course of COVID-19 ( the virus was identified ICD-10 code U07.1) described. During the illness bilateral polysegmental pneumonia of fungal-bacterial (Klebsiella pneumoniae) etiology with necrosis and sequestration of the affected tissue the lower lobe of the right lung with the formation of a "fungal ball" and the development of a right-sided pneumothorax was developed. In other parts of both lungs, focal destruction of the interalveolar septa was determined with the formation of small cavities filled with detritus and accumulations of segmented neutrophils, with the proliferation of fungal mycelium, positively stained in the PAS reaction. Fungal hyphae and conidial heads were also found in the lumens of individual bronchi and vessels with invasion of their walls. Long-term (more than one month) course of the disease, clinical and radiological dynamics, and detection of a forming connective tissue capsule along the periphery of the necrosis zone during microscopy testifies in favor of the subacute nature of the infection. The presented clinical case, as well as a review of current publications and meta-analyses on IPA, point to diagnostic problems and poor outcomes of  IPA in patients with COVID-19.

Full Text

Введение
Респираторные инфекции, вызванные грибковыми патогенами, представляют собой растущую глобальную проблему, составляют угрозу жизни, являются основной причиной смерти пациентов с ослабленным иммунитетом. Особую актуальность эта проблема приобрела в период пандемии COVID-19, заставив по-новому взглянуть на значимость грибковой флоры в патологии дыхательных путей.
В микробном пейзаже нижних дыхательных путей у больных новой коронавирусной инфекцией COVID–19 более четверти культур составляет различная грибковая флора [1]. Особую опасность представляют аспергиллы, сообщения о развитии легочного аспергиллеза на фоне COVID-19 поступают со всего мира [2].
Аспергиллез является оппортунистической инфекцией, манифестирующейся на фоне иммунодефицита различной природы. Вызывающие аспергиллез грибы Aspergillus относятся к условно-патогенным грибам, которые широко присутствуют в окружающей среде в различных географических зонах. Аспергиллы обитают на органических субстратах почвы, растениях, передаются при вдыхании спор или попадании спор на наружные покровы и слизистые человека. Важное место занимает аутоинфекция в результате биологической активации аспергиллов, обитающих на покровах организма и в дыхательных путях. При благоприятных условиях споры Aspergillus прорастают, формируют септированный мицелий, характерен обильный рост запутанных нитей (гифов), с экссудатом фибрина и небольшим количеством клеток воспаления, как правило, заключенный в капсулу из волокнистой ткани. Процесс может быть локальным, например, с образованием аспергилломы в легких (обычно в результате колонизации грибами уже имеющихся полостей), синовиальных пазухах или слуховом проходе, или приобретать инвазивный характер с разрушением слизистой оболочки, прорастанием в кровеносные сосуды, развитием геморрагического некроза и инфаркта [3, 4].
Развивающийся при COVID-19 дистресс-синдром ведет к истощению иммунной системы и предрасполагает отдельных пациентов к воздушно-капельным грибковым инфекциям. В настоящее время хорошо известно, что пациенты с инфекцией SARS-CoV-2, госпитализированные в отделения интенсивной терапии и находящиеся на искусственной вентиляции легких, имеют более высокую вероятность развития инвазивных микозов, таких как аспергиллез, кандидоз, мукормикоз и криптококкоз [5, 6, 7]. Инвазивный легочный аспергиллез (ИЛА) является одной из причин смертности среди людей с ослабленным иммунитетом [8, 9]. Развитие ИЛА в качестве осложнения вирусного пневмонита при гриппе и COVID-19 может наблюдаться у ранее иммунокомпетентных людей. Факторы, предрасполагающие к развитию грибковой коинфекции, изучаются и включают в себя как состояние иммунного ответа хозяина, так и особенности патогена [10, 11].
Все больше сообщений из всех регионов мира приходит о развитии инвазивного легочного аспергиллеза у пациентов с COVID-19. При этом выделенные культуры обладают резистентностью к ряду противогрибковых препаратов [12]. Присоединение легочного аспергиллеза к тяжелому течению COVID-19 в отделении интенсивной терапии по данным систематических обзоров наблюдает в 10,2% (95% ДИ, 8,0-12,5; I2 = 82,0%), при этом смертность достигает 54,9% (95% ДИ, 45,6-64,2; I2 = 62,7%) - 56% [13, 14]. Пациенты с инвазивным легочным аспергиллезом при COVID-19 имеют большую выраженность болезни на основе оценки органной недостаточности (SOFA). с более высоким баллом госпитальной смертности от всех причин (42,6 против 26,5%; ОШ 3,39; P < 0,001) [15, 2].
Симптоматика ИЛА часто нетипична, особенно у пациентов, находящихся на искусственной вентиляции легких. Рентгенологическими методами начальные проявления ИЛА и вирусное поражение легких SARS-CoV-2 трудно отличимы [16].
Для иллюстрации сложности диагностики ИЛА приводим следующее клиническое наблюдение.

Описание случая
На вскрытие в патологоанатомическое отделение ГБУЗ ИКБ №2 ДЗМ поступило тело умершей женщины 65 лет. Из медицинской документации: госпитализирована 12.09.2021 г. с жалобами на слабость, кашель со скудной мокротой, повышение температуры до 37,5°С в течение трех дней. К врачу не обращалась, самостоятельно принимала арбидол, бромгексин, ибупрофен. За пределы Москвы не выезжала, контакт с инфекционными больными отрицает. В анамнезе мочекаменная болезнь, сахарный диабет 2-го типа более 20 лет (постоянно принимает метформин), избыточная масса тела (индекс массы тела 25,2 кг/м2). От новой коронавирусной инфекции не привита.
Состояние при поступлении средней тяжести, ЧДД 20 в мин, дыхание жесткое, хрипов нет, SPO2 на атмосферном воздухе 96%. При компьютерной томографии (КТ) органов грудной полости картина двусторонней полисегментарной пневмонии (в т.ч. COVID-19), КТ1 - легкая. Минимальный гидроперикард. Артериальное давление 130/80 мм рт. ст., частота сердечных сокращений 80 в 1 мин. ПЦР-тест мазка из носоглотки на SARS-Cov-2 – положительный. Лабораторно – повышение глюкозы крови до 12,1 ммоль/л, С-реактивного белка до 25,07 мг/л, лимфопения 0,3х109/л. Проводилась противовирусная терапия (фавипиравир с 12.09 по 16.09.2021), назначен левилимаб (13.09.2021 однократно), симптоматическая, противодиабетическая терапия (инсулин). В связи с появлением на третий день госпитализации гнойной мокроты, нарастанием одышки, увеличением площади инфильтрации легочной ткани при рентгенографии (рисунок 1а), снижением SPO2 до 90% к лечению добавлен цефтриаксон (с 15.09 по 20.09.2021) с последующей сменой на линезолид и меропенем (с 28.09 по 07.10.2021), ремдесивир (с 17.09 по 26.09.2021), олокизумаб и левилимаб (16.09.2012 однократно), высокопоточная оксигенация, противогрибковая терапия (флуконазол с 30.09 по 12.10.2021). На фоне лечения состояние оставалось тяжелым, сохранялись проявления дыхательной недостаточности, постепенно нарастал нейтрофильный лейкоцитоз до 24,7х109/л, отмечалось повышение уровня ферритина до 602,6 нг/мл, Д-димера до 2649 нг/мл, фибриногена 9,23 г/л, гипергликемия до 23,24 ммоль/л. После кратковременной положительной динамики в виде уменьшения инфильтрации легочной ткани при рентгенографии (рисунок 1б) и субъективного улучшения самочувствия, 05.10.2021 вновь ухудшение состояния, нарастание одышки, появление упорного кашля с обильной гнойной мокротой, снижение сатурации до 94% на фоне оксигенотерапии, аускультативно сопровождающееся влажными хрипами над всей поверхностью легких. При КТ от 05.10.2021 картина двусторонней полисегментарной пневмонии смешанной этологии (вирусной COVID-19 КТ4 + бактериальной), с признаками деструкции в нижней доле правого легкого, правостороннего гидропневмоторакса, пневмомедиастинума, подкожной и межмышечной эмфиземы шеи. К антибактериальной терапии добавлены цефепим+сульбактам, телаванцин с 05.10 по 18.10.2021, ингаляции тиамфеникола глицината ацетилцистеината с 11.10 по 18.10.2021, полимиксин В с 13.10 по 20.10, микафунгин с 13.10.2021. На фоне консервативной терапии состояние без существенной динамики. При бактериологическом посеве мокроты 15.10.2021 г. выделена полирезистентная Klebsiella pneumoniae, к терапии добавлен тигециклин. При КТ и рентгенографии от 16.10.2021 сохранялись признаки правостороннего гидропневмоторакса, деструкции в нижней доле правого легкого (рисунок 1в). 16.10.2021 выполнено дренирование правой плевральной полости. На фоне проводимого лечения состояние прогрессивно ухудшалось, 20.10.2021 г. наступила смерть больной.

а б в
Рисунок 1. Рентгенография легких цифровая, прямая задняя проекция: а – 9-е сутки болезни, обширные субплевральные участки снижения пневматизации обоих легких с нечеткими контурами, средней и низкой плотности - двухсторонняя интерстициальная пневмония; б – 15-е сутки болезни, положительная динамика в виде уменьшения интенсивности инфильтрации легочной ткани над обоими легочными полями; в – 27-е сутки болезни, справа в нижних отделах визуализируется негомогенный участок просветления 60х74 мм, с толстыми стенками.
Figure 1. Digital radiography of the lungs, direct posterior projection: a - 9th day of illness, extensive subpleural areas of reduced pneumatization of both lungs with fuzzy contours, medium and low density - bilateral interstitial pneumonia; b - 15th day of illness, positive dynamics in the form of a decrease in the intensity of infiltration of the lung tissue over both lung fields; (c) on the 27th day of the disease, on the right in the lower sections, an inhomogeneous area of enlightenment 60x74 mm, with thick walls, is visualized.
Заключительный клинический диагноз: коронавирусная инфекция, вызванная вирусом COVID-19, вирус идентифицирован. Осложнения: внебольничная двухсторонняя полисегментарная пневмония смешанной этиологии (Covid19 + Klebsiella pneumoniae), КТ 4 ст.; дыхательная недостаточность II степени; правосторонний пневмогидроторакс. Сопутствующие заболевания: Сахарный диабет 2 типа.
При патологоанатомическом вскрытии слизистая оболочка трахеи и бронхов – гиперемирована, в просвете слизисто-гнойное содержимое с геморрагическим оттенком. В правой плевральной полости дренаж, обнаружены массивные спайки. Легкие общей массой 1890 г, воздушность – диффузно снижена, при водной пробе кусочки легкого тонут в воде. Плевральные листки – тусклые, поверхность шероховатая, с кровоизлияниями и надрывами в местах разделения спаек в нижней доле правого легкого. На разрезе ткань легких серо-красная, неравномерно полнокровная, зернистого вида, с поверхности разреза свободно стекает малопенящаяся жидкость геморрагического характера. В нижней доле правого лёгкого, субплеврально, обнаружено опухолеподобное образование, представленное обширной полостью деструкции неправильной округлой формы диаметром до 8 см, с плотными, неровными, фестончатыми краями черно-серого цвета (рисунок 2). Полость была заполнена сухими серо-черными массами губчатого вида, покрытыми пленкой из переплетающихся тонких филаментов, различимых невооруженным глазом; перифокально – сероватые зернистые очаги без четких границ диаметром до 1 см, определяемые также в левом легком.

Рисунок 2. Опухолеподобное образование в нижней доле правого легкого. Макропрепарат. Описание в тексте.
Figure 2. Tumor-like mass in the lower lobe of the right lung. macropreparation. Description in the text.
При микроскопическом исследовании в легких картина полнокровия, кровоизлияния с формированием геморрагических инфарктов, внутриальвеолярный отек (рисунок 3а), признаки диффузного альвеолярного повреждения: выраженная пролиферация и десквамация альвеолярного эпителия с участками очаговой плоскоклеточной метаплазии, грануляционная ткань и организующийся фибрин в просветах альвеол (рисунок 3 б). Стенка опухолевидного образования в нижней доле правого легкого была представлена детритом с массивными наложениями септированного мицелия грибов с дихотомическим ветвлением под углом 45° и множественными конидиальными головками, морфологически соответствующих роду Aspergillus (рисунок 3 в, г). По периферии образование было окружено тонкой капсулой из рыхлой волокнистой соединительной ткани, что свидетельствует о длительности течения процесса. Наряду с этим, в других отделах обоих легких определялась очаговая деструкция межальвеолярных перегородок с образованием мелких полостей, заполненных детритом и скоплениями сегментоядерных нейтрофилов, с пролиферацией мицелия грибов, положительно окрашиваемого при ШИК-реакции. Грибковые гифы и конидиальные головки также были обнаружены в простветах отдельных бронхов и сосудов с инвазией их стенок.
При аутопсийном исследования тканей легкого, трахеи, селезенки методом полимеразной цепной реакции на SARS-CoV-2 получен отрицательный результат. Бактериологический посев легкого выявил рост полирезистентной Klebsiella pneumoniae.
Таким образом у больной, длительно страдавшей сахарным диабетом, в качестве основного заболевания имела место коронавирусная инфекция, вызванная вирусом COVID-19, вирус идентифицирован (код по МКБ-10 U07.1). Течение заболевания осложнилось развитием двухсторонней полисегментарной пневмонии грибково-бактериальной этиологии с некрозом и секвестрацией пораженной ткани нижней доли правого легкого с формированием «грибкового шара» и развитием правостороннего пневмоторакса.

а б

в г
Рисунок 3. Микроскопические изменения в легких, окраска гематоксилином и эозином: а – внутриальвеолярный отек, кровоизлияния, геморрагические инфаркты, х50; б – утолщение межальвеолярных перегородок, пролиферация и десквамация альвеолярного эпителия, организующийся фибрин в просветах альвеол, х200; в – на поверхности стенки абсцесса, содержащей хрящевую ткань бронха (▲), мицелий гриба (указан стрелками), х50; г – деталь предыдущего, фрагменты мицелия гриба, х400.

Figure 3. Microscopic changes in the lungs, stained with hematoxylin and eosin: a - intraalveolar edema, hemorrhages, hemorrhagic infarcts, x50; b - thickening of the interalveolar septa, proliferation and desquamation of the alveolar epithelium, organizing fibrin in the lumen of the alveoli, x200; c – on the surface of the abscess wall containing the cartilaginous tissue of the bronchus (▲), mycelium of the fungus (indicated by arrows), x50; d - detail of the previous one, fragments of the mycelium of the fungus, x400.


Обсуждение
Приведенный клинический случай демонстрирует сложности диагностики паражения легочной ткани, вызванного ассоциацией возбудителей различных групп – вирусной, бактериальной и грибковой этиологии. Данные макроскопической и гистологической картины поражения дыхательной системы позволяют сделать вывод, что окончательную точку в неблагоприятном исходе патологического процесса поставил инвазивный аспергиллез с двухсторонним поражением легких, в том числе деструктивного характера, которое стало источником развития пневмоторакса. В отличие от классической аспергилломы, которая характеризуется поверхностным ростом гриба в предсуществующей полости, в описанном случае содержимое полости в правом легком представляет собой некротизированную инфицированную легочную ткань, что характерно для подострого инвазивного аспергилеза [17]. Длительное, более одного месяца, течение заболевания, клинико-рентгенологическая динамика и обнаружение при микроскопии формирующейся соединительнотканной капсулы по периферии зоны некроза также свидетельствует в пользу подострого характера инфекции.
Тяжелое течение коронавирусной инфекции, возраст и коморбидная патология, имеющаяся у больной, явились предикторами неблагоприятного исхода заболевания, что подтверждается данными аналитических обзоров.
Путем мета-анализа восьми когортных исследований с участием 729 пациентов с тяжелым течением COVID-19, представлена оценка клинических характеристик и исходов у пациентов имеющих осложнение в виде легочного аспергиллеза по сравнению с пациентами без аспергиллеза [15]. Показано, что пациенты с развившимся аспергиллезом были старше (средний возраст 66,58, против 59,25 лет) и имели в основе хроническую обструктивную легочную недостаточность (13,7% против 6,1%; ОR 2,75; P = 0,05). Гендерных различий не было, чаще наблюдались повышенный индекс массы тела (ИМТ) и сопутствующие заболевания в виде диабета и рака. Пациенты с COVID-19, осложненным легочным аспергиллезом, чаще получали длительное лечение кортикостероидами (15,0% против 5,3%; ОR 3,53; P = 0,03) и нуждались в более ранней госпитализации в ОИТ с начала заболевания (в среднем 11,00 против 12,00 дней; P = 0,003). Продолжительность пребывания в отделении интенсивной терапии, продолжительность инвазивной механической вентиляции, потребность в инотропной поддержке и заместительной почечной терапии были сопоставимы между двумя группами.
Пациенты с COVID-19, получающие иммуносупрессивную терапию, по поводу сопутствующей патологии, имеют высокий риск развития инвазивного легочного аспергиллеза. В литературе описан случай реципиента почечного трансплантата с тяжелой формой COVID-19, у которого был впоследствии диагностирован вероятный ИЛА на основании повторного выделения Aspergillus fumigatus в посевах мокроты, многократно повышенного сывороточного уровня β-D-глюкана и полостных узлов на КТ. После начала комбинированной терапии изавуконазолом и липосомальным амфотерицином В, а также отмены иммуносупрессивной терапии наблюдалась благоприятная эволюция процесса [18].
Аспергиллез легких в качестве осложнения COVID-19 может протекать в виде альвеолярного поражения или инвазивного трахеобронхита, возможно комбинированное поражение. Описан инвазивный аспергиллезный трахеобронхит у пациентов с тяжелой формой COVID-19 в виде язвы трахеи с инвазией тканей гифами Aspergillus, но без ангиоинвазии, что отличается от больных тяжелым гриппом, для которых ангиоинвазия характерна [19].
Эффективную раннюю диагностику аспергиллеза трудно достичь современными культуральными методами. Достижения в области геномики грибков позволили предложить методы молекулярной диагностики в качестве альтернативы для идентификации возбудителей респираторных грибков и выявления их резистентности к противогрибковым препаратам. [6]. При этом нельзя недооценивать значимость присутствия Aspergillus в образцах из дыхательных путей – обнаружение культуры и галактоманнанового антигена.
Ранняя диагностика инвазивных грибковых инфекций у пациентов с COVID-19 позволяет своевременно провести специфическое противогрибковое лечение, что может оптимизировать ведение пациентов с COVID-19. Консенсус специалистов по выявлению и лечению легочного аспергиллеза, связанного с COVID-19, рекомендует в качестве терапии первой линии – вориконазол или изавуконазол. При азол-устойчивых штаммах аспергилл предпочтительным препаратом является липосомальный амфотерицин B [20].

Заключение
Легочный аспергиллез, связанный с COVID-19, следует рассматривать как серьезное и потенциально опасное для жизни осложнение у пациентов с тяжелым COVID-19, получающих иммуносупрессивное лечение. Ранняя диагностика грибковых инфекций имеет решающее значение для обеспечения выживания таких больных. Прицельное биопсийное исследование с микроскопией и/или посевом биоптата легкого позволяет не только установить диагноз аспергиллеза, но и определить наличие тканевой инвазии.
Дальнейшие исследования должны включать подходы, направленные на разработку эффективной диагностики грибковой инвазии тканей и поражения дыхательных путей, определения иммунного статуса пациента для проведения персонализированной иммунотерапии.

×

About the authors

Marina Avdeeva

Kuban State Medical University of the Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Author for correspondence.
Email: avdeevam@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-4979-8768

Professor, Doctor of Medical Sciences, Head of chair of infectious disease and phthisiopulmonology.

Russian Federation

Natalia Mozgaleva

Email: mozgalevanv@ikb2.ru
ORCID iD: 0000-0002-4416-6884
Russian Federation

Yury Parkhomenko

Email: parhomenkoyg@ikb2.ru
ORCID iD: 0000-0001-9857-3402
Russian Federation

References

  1. Avdeeva M.G., Kulbuzheva M.I., Zotov S.V., Zhuravleva E.V., Yatsukova A.V. Microbial landscape in hospital patients with novel coronavirus infection COVID-19, comparative antibiotic resistance with pre-Covid period: a prospective study. Kubanskiy nauchnyy meditsinskiy vestnik. 2021.28(5):14-28. doi: 10.25207/1608-6228-2021-28-5-14-28.
  2. Singh S, Verma N, Kanaujia R, Chakrabarti A, Rudramurthy SM. Mortality in critically ill patients with coronavirus disease 2019-associated pulmonary aspergillosis: A systematic review and meta-analysis. Mycoses. 2021 Sep;64(9):1015-1027. doi: 10.1111/myc.13328. Epub 2021 Jun 14. PMID: 34057252.
  3. Ledoux MP, Guffroy B, Nivoix Y, Simand C, Herbrecht R. Invasive Pulmonary Aspergillosis. Semin Respir Crit Care Med. 2020 Feb;41(1):80-98. doi: 10.1055/s-0039-3401990. Epub 2020 Jan 30. PMID: 32000286.
  4. Ullmann AJ, Aguado JM, Arikan-Akdagli S, Denning DW, Groll AH, Lagrou K, Lass-Flörl C, Lewis RE, Munoz P, Verweij PE, Warris A, Ader F, Akova M, Arendrup MC, Barnes RA, Beigelman-Aubry C, Blot S, Bouza E, Brüggemann RJM, Buchheidt D, Cadranel J, et al. Diagnosis and management of Aspergillus diseases: executive summary of the 2017 ESCMID-ECMM-ERS guideline. Clin Microbiol Infect. 2018 May;24 Suppl 1:e1-e38.. doi: 10.1016/j.cmi.2018.01.002. Epub 2018 Mar 12. PMID: 29544767.
  5. Song G, Liang G, Liu W. Fungal Co-infections Associated with Global COVID-19 Pandemic: A Clinical and Diagnostic Perspective from China. Mycopathologia. 2020;185(4):599-606. doi: 10.1007/s11046-020-00462-9.
  6. Brackin AP, Hemmings SJ, Fisher MC, Rhodes J. Fungal Genomics in Respiratory Medicine: What, How and When? Mycopathologia. 2021 Oct;186(5):589-608. doi: 10.1007/s11046-021-00573-x. Epub 2021 Sep 7. PMID: 34490551; PMCID: PMC8421194.
  7. Pasquier G, Bounhiol A, Robert Gangneux F, Zahar JR, Gangneux JP, Novara A, Bougnoux ME, Dannaoui E. A review of significance of Aspergillus detection in airways of ICU COVID-19 patients. Mycoses. 2021 Sep;64(9):980-988. doi: 10.1111/myc.13341. Epub 2021 Jul 1. PMID: 34143533; PMCID: PMC8447125.
  8. Cadena J, Thompson GR 3rd, Patterson TF. Aspergillosis: Epidemiology, Diagnosis, and Treatment. Infect Dis Clin North Am. 2021 Jun;35(2):415-434. doi: 10.1016/j.idc.2021.03.008. PMID: 34016284.
  9. Salehi M, Khajavirad N, Seifi A, Salahshour F, Jahanbin B, Kazemizadeh H, Hashemi SJ, Dehghan Manshadi SA, Kord M, Verweij PE, Khodavaisy S. Proven Aspergillus flavus pulmonary aspergillosis in a COVID-19 patient. A case report and review of the literature. Mycoses. 2021 Aug;64(8):809-816. doi: 10.1111/myc.13255. Epub 2021 Mar 2. PMID: 33576014; PMCID: PMC8014135..
  10. Dewi IM, Janssen NA, Rosati D, Bruno M, Netea MG, Brüggemann RJ, Verweij PE, van de Veerdonk FL. Invasive pulmonary aspergillosis associated with viral pneumonitis. Curr Opin Microbiol. 2021 Aug;62:21-27.. doi: 10.1016/j.mib.2021.04.006. Epub 2021 May 23. PMID: 34034082.
  11. Salazar F, Bignell E, Brown GD, Cook PC, Warris A. Pathogenesis of Respiratory Viral and Fungal Coinfections. Clin Microbiol Rev. 2022 Jan 19;35(1):e0009421. doi: 10.1128/CMR.00094-21. Epub 2021 Nov 17. PMID: 34788127; PMCID: PMC8597983..
  12. Mohamed A, Rogers TR, Talento AF. COVID-19 Associated Invasive Pulmonary Aspergillosis: Diagnostic and Therapeutic Challenges. J Fungi (Basel). 2020 Jul 22;6(3):115. doi: 10.3390/jof6030115. PMID: 32707965; PMCID: PMC7559350.
  13. Machado M, Valerio M, Álvarez-Uría A, Olmedo M, Veintimilla C, Padilla B, De la Villa S, Guinea J, Escribano P, Ruiz-Serrano MJ, Reigadas E, Alonso R, Guerrero JE, Hortal J, Bouza E, MuГ±oz P; COVID-19 Study Group. Invasive pulmonary aspergillosis in the COVID-19 era: An expected new entity. Mycoses. 2021 Feb;64(2):132-143. doi: 10.1111/myc.13213. Epub 2020 Nov 29. PMID: 33210776; PMCID: PMC7753705.
  14. Mitaka H, Kuno T, Takagi H, Patrawalla P. Incidence and mortality of COVID-19-associated pulmonary aspergillosis: A systematic review and meta- analysis. Mycoses. 2021 Sep;64(9):993-1001.. doi: 10.1111/myc.13292. Epub 2021 May 6. PMID: 33896063; PMCID: PMC8251156..
  15. Chong WH, Saha BK, Neu KP. Comparing the clinical characteristics and outcomes of COVID-19-associate pulmonary spergillosis (CAPA): a systematic review and meta-analysis. Infection. 2022 Feb;50(1):43-56. doi: 10.1007/s15010-021-01701-x. Epub 2021 Sep 27. PMID: 34570355; PMCID: PMC8475405.
  16. Eibschutz LS, Rabiee B, Asadollahi S, Gupta A, Assadi M, Alavi A, Gholamrezanezhad A. FDG-PET/CT of COVID-19 and Other Lung Infections. Semin Nucl Med. 2022 Jan;52(1):61-70. doi: 10.1053/j.semnuclmed.2021.06.017. Epub 2021 Jun 22. PMID: 34246449; PMCID: PMC8216878.
  17. Denning DW, Cadranel J, Beigelman-Aubry C, Ader F, Chakrabarti A, Blot S, Ullmann AJ, Dimopoulos G, Lange C; European Society for Clinical Microbiology and Infectious Diseases and European Respiratory Society. Chronic pulmonary aspergillosis: rationale and clinical guidelines for diagnosis and management. Eur Respir J. 2016 Jan;47(1):45-68. doi: 10.1183/13993003.00583-2015. PMID: 26699723.
  18. Trujillo H, Fernández-Ruiz M, Gutiérrez E, Sevillano Á, Caravaca-Fontán F, Morales E, López-Medrano F, Aguado JM, Praga M, Andrés A. Invasive pulmonary aspergillosis associated with COVID-19 in a kidney transplant recipient.. Transpl Infect Dis. 2021 Apr;23(2):e13501. doi: 10.1111/tid.13501. Epub 2020 Nov 29. PMID: 33185971.
  19. van de Veerdonk FL, Brüggemann RJM, Vos S, De Hertogh G, Wauters J, Reijers MHE, Netea MG, Schouten JA, Verweij PE. COVID-19-associated Aspergillus tracheobronchitis: the interplay between viral tropism, host defence, and fungal invasion. Lancet Respir Med. 2021 Jul;9(7):795-802. doi: 10.1016/S2213-2600(21)00138-7. Epub 2021 May 26. PMID: 34051176; PMCID: PMC8153840..
  20. Koehler P, Bassetti M, Chakrabarti A, Chen SCA, Colombo AL, Hoenigl M, KlimkoN, et al. Defining and managing COVID-19-associated pulmonary aspergillosis: the 2020 ECMM/ISHAM consensus criteria for research and clinical guidance. Lancet Infect Dis. 2020 Dec 14:S1473-3099(20)30847-1. doi: 10.1016/S1473-3099(20)30847-1. Epub ahead of print. PMID: 33333012; PMCID: PMC7833078.

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) Eco-vector



This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies